13:46 

паб имени (петли) Линча и прочих радостей
Холост и безнадёжен.© All you need is Love © [раньше я был F.grass_hoper]
Название: Шкатулка со страхами
Автор: FluchSchmetterlig
Фандом: Pandora Hearts
Персонажи: Винсент, Гилберт.
Дискламер: МочиДзюн все еще местный демиург.
Ахтунги: deathfic, АУ, поскольку мы не знаем, что нас ждет в следующей главе, я безбетен, как всегда. И еще оно какое-то... бессмысленное, что ли.
От автора: вообще-то, я хотела написать что-то с настроением , но меня снесло куда-то в сторону от темы.
Магдалена, я тоже рада ^^

Время от времени Винсенту снился сон.
Плохо освещенная комната, к потолку которой прилеплены фосфоресцирующие звезды, совершенно непохожие на настоящие. Напоминая не первой свежести висельников, на нитках с потолка свисают игрушки и поворачиваются то в одну, то в другую сторону. Стены – точнее, одна стена с единственной дверью, огораживающая пространство ровным кругом, – стремятся ввысь, заставленные бесконечными стеллажами, заставленными теми же игрушками. Игрушки здесь повсюду: фарфоровые мальчики, девочки, восточные красавицы со злыми глазами и губами, плохо изображающими робкую улыбку, бесконечные мишки и плюшевые зайцы с оторванными лапками, ушками, головами, насмешливо следящие пуговичными и стеклянными глазками; к ним как-то затесались две синие гусеницы, исходящие белесым дымом, если на них нажать, разбросанная в разные стороны колода карт, чучело фламинго с ежом в клюве, прибитое к стене за нежно-розовые крылья, да бархатный цилиндр, пронзенный насквозь гигантской булавкой с рубиновым навершием. Где-то среди этого хлама открыта музыкальная шкатулка, отравляющая слух тоскливой сладостью печали и сожалений; такие мелодии любил Джек.
Ровно посередине комнаты лежит Гилберт, распахнув руки, как крылья, несчастный Ворон, размазывая по бледно-голубой плитке пола собственную кровь, хрипит что-то с перекошенным злобой и бессильем лицом. А Винсент сидит возле него, опустившись на колени, вертит в руках ножницы с длинными острыми лезвиями.
– Я делаю это для твоего же блага! – убеждает он брата. – Почему ты не понимаешь?
Гилберт шевелит губами.
– Что-то?..
Винсент склоняется к нему, не видя, что взгляд Гилберта становится совсем безумным. В отчаянном усилии он вскидывает руки, вцепляется в шею младшего.
Винсент мягко кладет левую ладонь на его запястья, поглаживает, правой вгоняя в его грудь ножницы по самую рукоять. Несколько мгновений лицо Гилберта еще искажено гневом, но затем расслабляется и принимает необычайно умиротворенное выражение.
– Ты так и не понял, – качает головой Винсент. – Ты умер?.. Мой брат не мог так умереть. Наверное, ты не Гилберт. Мне надо его найти.
Он встает, выходит из комнаты, блуждает по темным коридорам, ищет и зовет.
– Братец, выходи! Я всё равно тебя найду, в детстве я всегда тебя находил, помнишь?.. Выходи, братец Гил!..
Лабиринты снова выводят его к месту убийства, но там, где лежало тело, только несколько угольно-черных перьев в луже крови. Винсент нервничает, он не может найти брата, а комната отвратительно напоминает чертоги Воли Бездны.
– Брат, черт тебя дери, хватит прятаться!..
– Он мертв. И Джек мертв, помнишь? – с нежной улыбкой произносит Белая Алиса, водя большим пальцем своей маленькой ножки по поверхности крови. – Все мертвы.
Она поднимает на него глаза:
– Все мертвы из-за тебя.
Черты её лица искажаются, и она кричит, и Винсент кричит одновременно с ней:
– Я ненавижу тебя, Винсент!
– Я ненавижу тебя!

Винсент ненавидит этот сон.
Но он опять приснился. Винсент скривил губы и закрыл лицо рукой. Под пальцами чувствовалась влага.
– Слезы?.. Какая глупость…
И рассмеялся.

– Какая глупость…
Больше всего Винсент не любит просчитываться и не любит, когда что-то не вписывается в просчитанные им вероятности событий. А сейчас как раз такой случай. Кто бы мог подумать, что Гилберт может быть настолько ловким и быстрым? Он смертельно ранил Винсента, конечно, не зная, что в тот момент тот сделал выбор не в свою пользу. Он мог убить брата, но спастись сам, или позволить убить себя, не навредив Гилберту.
«Братец, иногда ты так бесишь, честное слово…»
На сгибе локтя правой руки разорвало кожу и вены, выбило сустав, почти оторвало. Про корпус и говорить не приходится: месиво, удивительно, как сердце еще бьется. И какая разница как? Ненадолго.
Гилберт возвышается над ним. Ни на какого ворона он не похож, только на самого Винсента и на смерть. Винсент кашляет – кровь попала в легкие – и тихо произносит:
– Не надо так смотреть. Я уже умер, братец.
На скулах Гилберта играют желваки, он кривит губы.
– Да, мне тоже жаль, что я твой брат… Исполни просьбу умирающего. Не спорь, мне очень трудно говорить… Я хочу тебя обнять. Не бойся, я уже не опасен.
Картинка в глазах плывет, но Винсент всё равно смотрит, как Гилберт, явно преодолевая себя, садится, приподнимает его, почти втаскивая себе на колени… Винсент позволяет себе стон и, собрав все силы, закидывает левую руку брату на плечо:
– Нет, братец, мне уже почти не больно… не мучайся из-за того, что убил меня… я убил почти всех Найтреев и не мучаюсь…
Гилберт чувствует стыд, а еще брезгливую жалость и вину. А еще он ненавидит себя сейчас.
– …я не хочу, чтобы ты вспоминал Сабрие… и меня не смей вспоминать, хотя ты никогда меня не слушаешь… прости, Гил… ты обнимал меня так, когда было холодно… Гил…
Винсент замолкает. Упираясь подбородком в его макушку, Гилберт понимает: он не чувствует ничего. Безвольная рука соскальзывает с плеча.
В памяти всплывает образ: Винсент, совсем ребенок, приник к его плечу, он сам, ненамного старше, крепко прижимает его к себе, смотря исподлобья и ожидая грубости от незнакомца, склонившегося к ним.
– Винс?.. – едва успевает произнести Гилберт, и его накрывает.
Окрест разносится протяжный, наполненный безумной болью вопль.
Воспоминания безостановочно ввинчиваются в мозг, царапая изнутри череп и причиняя невыносимую муку, неведомые пальцы пытаются вытолкнуть глазные яблоки из глазниц, в ушах стоит невообразимый гвалт, легкие отказываются вбирать в себя воздух…
Но хуже всего то, что Гилберт начинает по-другому воспринимать тело в своих объятиях. Это уже не Винсент-он-всё-таки-мой-брат, а Винсент-он-мой-единственный-брат.
Когда этот дьявольский метафизический водоворот успокаивается, Гилберт утыкается лицом в испачканные кровью и пылью золотистые волосы брата и заходится в беззвучном рыдании, крепче прижимая его к себе.
Где-то за пределами осязаемости останавливается механизм музыкальной шкатулки, которой никогда не существовало.


@темы: чушня, фанфикшн, графомань, iNet, Pandora Hearts

URL
Комментарии
2011-09-11 в 19:17 

Крошка Опальный Принц
мир, Шо-тян, маршмеллоу
F.grass_hoper, получилось довольно жутко. Я вообще люблю тему снов, а уж кошмары - это отдельный пунктик) Не тяжело было писать? Мне обычно плохо, когда я пишу что-то подобное Т_Т
Где-то среди этого хлама открыта музыкальная шкатулка, отравляющая слух тоскливой сладостью печали и сожалений; такие мелодии любил Джек.
красивый образ :heart:
«Братец, иногда ты так бесишь, честное слово…»
а вот, кстати, да. Думаю, как бы он к Гилберту не относился, наверняка такие мысли всплывали.
Интересная интерпретация. Ненависть, кровь и музыкальные шкатулки (их я тоже нежно люблю).
Особенно понравился этот момент:
– Ты так и не понял, – качает головой Винсент. – Ты умер?.. Мой брат не мог так умереть. Наверное, ты не Гилберт. Мне надо его найти.
он так верит в брата...

2011-09-11 в 20:16 

паб имени (петли) Линча и прочих радостей
Холост и безнадёжен.© All you need is Love © [раньше я был F.grass_hoper]
Крошка Опальный Принц, хорошо. Хотя всё равно что-то не то -_- как ни странно, нет. Сильнее всего меня выжало на одном вполне безобидном франглийском фике ^^
а вот, кстати, да. Думаю, как бы он к Гилберту не относился, наверняка такие мысли всплывали.
Типа "Гил, почему же ты такой бестолковый и мешаешь мне творить мое добро во имя тебя?" х)
он так верит в брата...
Винсент и в реальности не слишком дружен с психическим здоровьем, что говорить о снах.
Я рада, если понравилось, а то тоже думала, что "ужас-ужас-какой-стыд-арррр")

URL
2011-09-11 в 22:14 

Крошка Опальный Принц
мир, Шо-тян, маршмеллоу
F.grass_hoper, можно написать версию 1.0, 1.1, и так дальше - пока самой не понравится ^_^
Типа "Гил, почему же ты такой бестолковый и мешаешь мне творить мое добро во имя тебя?" х да, именно так)
Винсент и в реальности не слишком дружен с психическим здоровьем, что говорить о снах. по-моему, прекрасно, что он так к Гилу относится. Только бы ценили его чуть больше))

2011-09-12 в 00:02 

паб имени (петли) Линча и прочих радостей
Холост и безнадёжен.© All you need is Love © [раньше я был F.grass_hoper]
Крошка Опальный Принц, так замучаешься же перемывать одну и туже тему несколько раз, а в итоге всё равно "пфффф, что-то не то" -_-
по-моему, прекрасно, что он так к Гилу относится. Только бы ценили его чуть больше))
Ну, он перегибает палку и странничает. Поэтому с точки зрения совместного проживания и постоянного контакта Винсента довольно сложно ценить, ибо в этом случает он крайне нервирует. Но мы всё равно его любим :lol:

URL
2011-09-13 в 05:35 

Крошка Опальный Принц
мир, Шо-тян, маршмеллоу
F.grass_hoper, Поэтому с точки зрения совместного проживания и постоянного контакта Винсента довольно сложно ценить, ибо в этом случает он крайне нервирует.
по этому поводу, мне кажется, что стоило Гилберту "сдаться" один раз, и всё стало бы лучше. Намёки могут нервировать сильнее, чем свершившийся факт, а вообще янепошлый, и пока дальше не буду думать по поводу использования Винсентом природного обаяния для улучшения отношений с братом :shy:
Конечно, любим. Хоть кто-то должен))

   

The rocky road to Dublin

главная