Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:10 

паб имени (петли) Линча и прочих радостей
Холост и безнадёжен.© All you need is Love © [раньше я был F.grass_hoper]
Кхемкхем.
Для начала: дорогие радики (коих у меня в пч по крайней мере одна штука)! Попов воскрес! :ЗЗ
Далее.
Кроссовер Реборна и Клеймор, второй на моей совести и наиболее удавшийся, ящитаю.
эх, давно я не брал в руки шашку. Вообще, хорошо написанный кроссоверы (особенно когда скроссоверенные фандомы изучены) мною очень и очень любимы. Скрещивание миров - вообще занятная штука.

Название:
Автор: FluchSchmetterling
Персонажи:fem!Скуало, Ямамото.
Фандом:Claymore x Reborn!
Примечания:написано на заявку: KHR! x Claymore. fem!Сквало | Ямамото. Сквало - суровая мечница, а Ямамото - таскающийся за ней жизнерадостный подросток.
Ахтунги: ООС всех. Кажется, ничего настолько оосного, не считая стебов, я еще не писала; не вычитано, так что опечатки имеют место быть. AU! Размер - 3869 букв. Хотя всё не так страшно, как кажется.
Гораздо страшнее это монохромное чудовище с нарушенными пропорциями:

– Радуйся, пацан. Не так давно здесь еще не было рельсов, а дорога почти всегда была в ужасном состоянии, – любезно проинформировала Супербиа, с неизменным выражением лица глядя в окно. Стучали колеса, мимо проносился пейзаж: лес – с одной стороны, обрыв и город вдали – с другой. Вагон был полупустым, кто-то из пассажиров дремал, кто-то читал газету, компания, расположившаяся в конце, возле выхода, оживленно что-то обсуждала. И вроде никому не было дела до высокой молодой женщины с мечом и темноволосого мальчишки, сидевшего рядом с ней, но нет-нет, да поглядывал кто-нибудь мельком: и не в диковинку, но не каждый день видишь среброглазую ведьму, мирно едущую в пассажирском поезде чуть ли не на край света.
Супербиа широко ухмыльнулась, поймав один из таких взглядов, а мужчина, которому предназначалась ухмылка, вздрогнул и заслонился газетой.
– А что это за город? Разве у них нет своей клеймор? – спросил мальчишка, отрываясь от окна и глядя на свою спутницу, снова прилипая к окну и снова оборачиваясь к ней, будто не зная, куда ему больше хочется смотреть.
– Это Рокут, мы будем там часа через полтора. Неплохой городишка, хотя захолустье ужасное, – Супербиа чуть нахмурилась. – Там есть наша воительница… или была. Две недели назад в городе нашли первое тело с выеденными внутренностями, а совсем недавно исчезла эта девчонка. Хотя чего еще ожидать от тридцать пятого номера?.. Сгинула, не выполнив свою работу. Тьфу.
Мальчик внимательно её слушал и видел, как с каждым словом Супербию захватывало раздражение, как напряглись скрещенные на груди руки, и он понимал – она все-таки беспокоится за «никчемную тридцать пятую», ведь, несмотря на номер, она все равно соратница. Такеши не очень давно путешествовал с Супербией, но такие вещи ему почему-то были заметны и понятны. Он окинул вагон взглядом:
– Странно, что столько людей хочет попасть в это захолустье.
– Пф, здесь собралось две трети всех пассажиров, – ухмылка девушки выглядела слегка самодовольной. – Они подтянулись сюда, потому что я тут, а это – гарантия того, что хотя бы к пункту назначения они прибудут с нетронутыми кишками.
Кажется, она нарочно произнесла это слишком громко. Такеши кожей почувствовал настороженные, возмущенные и испуганные взгляды, Супербиа будто не обращала внимания: постукивала пальцами по лезвию лежащего на её коленях меча и еле слышно бормотала под нос:
– Тридцать пятая… тридцать пятая… Чёрт, кто же это?..
За это бормотание мальчишка ухватился, как за спасительную соломинку – очень уж ему было неуютно:
– А какой ты номер? Тебе не опасно будет расследовать всё там в одиночку?
Воительница зыркнула на него так, что на мгновение сердце Такеши ушло в пятки – не привык.
– Мой номер не имеет значения, пацан. Если меня направили туда одну, значит, этого достаточно. Не думай, что видел предел моих способностей, – её лицо немного смягчилось, и она продолжила: – Ты ведь знаешь, малец, каждой из нас присвоен номер. Иногда нас бывает больше, иногда меньше, но в основном наше число постоянно – выполняют свою работу сорок семь воительниц. Как правило, сила и способности соответствуют номеру. Исходя из этого, первый номер – сильнейшая, сорок седьмой – слабейшая.
Такеши слушал внимательно. Что-то такое смутно и обрывочно он помнил, но теперь все приобрело куда более целостный вид. Он смотрел на свою спутницу, прекрасно понимая, что та имеет право с досадой отзываться о тридцать пятой. Даже приблизительно не представляя силу других клеймор, он чувствовал – Супербиа очень сильная.
– А…
– Я – двенадцатая, если хочешь знать, – вздернув подбородок, оскалилась она.
Глаза мальчишки восхищенно распахнулись:
– Значит, сильнее тебя только одиннадцать человек?
– Немного меньше.
– А как же…
– Потом узнаешь, – вышло грубо.
Такеши пожал плечами. Потом – значит потом, и уговаривать бесполезно. Супербиа не только сильная, но и упрямая. Она похожа на свой клеймор: жесткая, характером тяжелая, прямолинейная и честная, пробьет все препятствия на своем пути, а управлять ей сможет только более сильная и достойная рука. А еще она очень красивая. Стройная, гибкая, прямые светлые волосы ниже пояса, слегка взъерошенная челка, большие миндалевидные глаза с серебряного цвета радужкой и бледным зрачком. Даже маниакальная ухмылка, частенько появляющаяся на миловидном личике, ей шла. Мальчишка вздохнул с мыслью, что хотел бы быть старше и сильнее, чтобы хотя бы помогать Супербии. А лучше – защищать её.

Железнодорожная станция Рокута небольшая, но чистая и ухоженная – местные жители берегли эту связь с миром. Люди выходили из поезда на перрон, и Такеши получал подтверждение словам Супербии – прибывших не так уж много, наверняка меньше сотни. Сама Супербиа остановилась, прислушиваясь к ощущениям и оглядываясь, затем решительно направилась к выходу на дорогу: до самого города нужно пройти немногим больше полумили. Но не успели они сделать и нескольких шагов, как их настиг оклик:
– Госпожа клеймор! Госпожа клеймор!
Молодая женщина оглянулась. К ним почти бегом приближался невысокий мужчина средних лет. Остановившись перед ними и отдышавшись, он с робкой вымученной улыбкой спросил:
– Госпожа клеймор, это Вас прислали на место госпожи Базилики?
Брови Супербии недоуменно взлетели вверх, затем резко сошлись на переносице. Не обращая внимания на замешательство посланца, она вдохновенно издала свой неповторимый вопль и пустилась в рассуждения:
– Враааай! Так это Базилика – тридцать пятая? Она всё еще тридцать пятая?! Вот же глупая девчонка! С её потенциалом сидеть на месте?! Да как она вообще посмела не справиться с собственными обязанностями?! Какие-то жалкие йома не могли с ней справиться! С её-то способностями можно завалить даже не слишком сильного пробудившегося!
Такеши и мужчина слушали её тираду молча, ощущая какую-то солидарность друг с другом.
– Госпожа клеймор…
– А?! – яростно отозвалась Супербиа. – Знаешь что? Если эта ваша Базилика жива, я так ей наваляю, что она пожалеет, что не сдохла!
– Вы думаете, что госпожа Базилика могла сбежать? – потрясенно пробормотал мужчина.
Лучше бы он этого не делал. Мечница схватила его за грудки и притянула вплотную к себе, глаза в глаза:
– Не допускай даже мысли об этом. Эти девчонки, которые защищают вас от йома, они могут быть до абсурда слабы, могут казаться грубыми, равнодушными, неуклюжими или даже трусливыми. Могут быть бесполезным мусором, почти как ты, но ни одна из них, запомни, ни одна не покинет свой пост, в страхе поджав хвост или погнавшись за личной выгодой. Мы существуем для того, чтобы уничтожать йома и пробудившихся, ты…
– Супербиа, ты же его задушишь! – вцепился в её руку мальчишка. Иногда его самого пугал необузданный темперамент его спутницы.
Она отпустила перепуганного горожанина, отмахнувшись от руки Такеши.
– Не нервничай, пацан, он ведь живой. Ты, – обратила взгляд на свою недодушенную жертву. – У тебя всё? Или скажешь еще что-нибудь полезное?
– Мне велено проводить Вас к градоправителю, он сам введет вас в курс дела. Ваш экипаж вас ждет.
– Экипаж?..

На дороге действительно стоял экипаж. Простой, без каких-либо вычурных украшений, запряженный четырьмя лошадьми, вполне приличный для отдаленного небольшого городка. Супербиа оценивающе смотрела на него, Такеши вопросительно смотрел на Супербию, их провожатый напряженно смотрел на обоих.
Наконец, уголки её губ слегка приподнялись:
– Мелкий, чего ждешь? Запрыгивай. Или тебе хочется тащиться быстрым шагом в гору?
Мальчишка рассмеялся и последовал её совету, провожатый с облегчением выдохнул: свою работу он сделал, а дальше пусть градоправитель сам разбирается.

– …скольких убили за две недели? – градоправитель, крепко сбитый мужчина за шестьдесят, не получил ни «здравствуйте», ни «приятно познакомиться». Прибывшая клеймор выдала в себе натуру невоспитанную, в отличие от мягкой Базилики, но чрезвычайно живую и деятельную. – Десять человек. У всех были съедены внутренности.
Супербиа поджала губы.
– Когда пропала Базилика? Как?
Градоправитель задумчиво почесал бороду:
– Дней пять назад ушла в горы, сказала, что эти там. Попросила, если не вернется через два дня, вызвать сюда другую клеймор. Больше я её не видел. А такая хорошая была девочка, жалко, если она погибла… Вы ведь будете вместо неё, верно, госпожа…эээ…
– Моё имя – Супербиа, старик. И я не собираюсь здесь оставаться. Разберусь с этим всем, а потом вам пришлют кого-нибудь.
– Ах, да, конечно, ваше начальство об этом сообщало. А еще то, что воительниц будет две.
Супербиа недовольно цыкнула, спиной ощущая осуждающий взгляд Такеши:
– Не хочу её ждать. Все равно вторая – так, на всякий случай, если её отправляют со мной.
– А если это будет кто-то из первой десятки, Супербиа? – подал голос мальчишка.
– Не будет. Можешь считать, что я из первой десятки.
Такеши упрямо потянул её за край плаща:
– А вдруг здесь хозяйничает кто-то действительно сильный? Я не хочу, – совсем тихо, – чтобы ты погибла.
Смешок, и плащ резко выдернули из кулака Такеши. А его самого как-то почти ласково потрепали по голове:
– Пацан, я не умру. Ни за что. У меня есть на это причины.
А мальчишке очень хотелось бы быть этой причиной, но он знал – кто-то другой. Когда-нибудь он обязательно расспросит у Супербии и постарается стать таким человеком, ради которого она могла бы сказать: «Я не умру».
– А ты, старик, скажи, где здесь можно остановиться.
– Вас устроят апартаменты госпожи Базилики?
– Смотря что они из себя представляют. Нам нужно человеческое жильё, потому что жить там будет человек.
– Йозеф! – дверь кабинета отворилась, и внутрь шагнул исполненный достоинства слуга. – Йозеф проводит вас. И, прошу Вас, госпожа Супербиа, убейте всех этих тварей, сколько бы их ни было, они же десятерых моих горожан и вашу девочку… – голос мужчины дрогнул от гнева и горечи.
Мечница остановилась на пороге и резко обернулась к нему. На лице её красовалась уверенная злая ухмылка:
– Не сомневайся, старик. Они сдохнут все до единого.
И вышла, следом за Йозефом и Такеши.

Обиталище Базилики находилось на втором этаже местного отделения полиции и совмещало спальню и рабочий кабинет. Письменный стол у окна – воительниц старались не нагружать бумажной работой, но предоставлять краткие отчеты о проделанной работе им все-таки приходилось, – кровать у дальней стены, возле нее – следы от втыкавшегося в пол меча – несмотря на все попытки убрать этот дефект, мало кто из мечниц был приспособлен к комфорту оседлой жизни. Супербиа испытывала на себе это неприятное чувство, когда не получалось заснуть в нормальной постели, когда копилось от этого глухая ярость внутри, когда она с бессильной злостью вгоняла в пол клеймор, садилась, оперевшись на него, и только тогда засыпала. Выходило, что у Базилики он тоже так и не сгладился.
Супербиа пошарила в ящиках стола, обнаружила там перо, чернильницу и целую стопку нетронутой бумаги. Выругалась. Замерла посреди комнаты в раздумьях. Извлекла из-под форменного пояса мешочек с деньгами и вручила мальчишке:
– Значит так. Ты остаешься здесь, нормально питаешься, стережешь эту комнату и наши деньги, а я иду отрубать головы местным йома и закапывать растерзанные телеса Базилики.
Слуга в дверях вежливо кашлянул:
– Я полагаю, жильё Вас устраивает.
– Более чем.
– Я сообщу градоправителю. Удачной Вам охоты.
– Спасибо, мистер, – крикнул ему вслед Такеши.
«Вежливый ребенок, черт его подери», – хмыкнула про себя Супербиа, а вслух сообщила, опустив тяжелую руку на затылок мальчишки:
– Ну, я пошла.
– Когда ты вернешься? Мне не нужно так много денег.
– Через пять дней я сваливаю отсюда. Что касается денег, – она нехорошо улыбнулась, – я велела тебе стеречь их, потому что мне они будут мешаться, и я планирую забрать их назад.
– Через пять дней я буду готов к отъезду и верну тебе деньги. Помни, Супербиа, – улыбка Такеши теплая и решительная.
С силой надавив ладонью на его макушку, мечница спустилась на улицу и замерла, пытаясь засечь чужую йоки. Эта процедура всегда её утомляла: при всей силе и мастерстве, Супербии до смешного тяжело давалось чтение йоки. Она легко могла почуять йома в радиусе трети мили, с некоторым напряжением – в радиусе мили, и совсем со скрипом – на большем расстоянии. Обычно это не мешало, но в такой идиотской ситуации типа «они где-то в горах» бОльшая чувствительность не помешала бы. Женщина с чувством выплюнула словесную трехэтажную конструкцию, удивив проходившую мимо компанию молодых людей, испытала что-то, похожее на удовлетворение, и в этот момент почувствовала отголосок йоки со стороны гор. «Попались, голубчики. Неужели вы действительно хотели затаиться и переждать?»
Супербия улыбнулась опасно нежной улыбкой, подавила свою силу йома и быстрым шагом двинулась в нужном направлении. «Мили три максимум. Зато приличный угол подъема, отсутствие проторенных троп, лес и упорное нежелание местных в него углубляться. Хорошо…»

Сначала между деревьями петляла еле заметная тропинка, потом исчезла и она. Чужие йоки ощущались всё отчетливее, и не оставалось сомнения – йома там несколько. Но Супербии казалось, что среди них она чувствует совсем слабую ауру воительницы – «Тридцать пятая?..» – и другую, тоже знакомую, которую никак не удавалось вспомнить. Супербиа сощурила глаза. Дело могло оказаться более сложным, чем она думала, хотя отступать она всё равно не привыкла. Возможно, имело смысл подождать вторую клеймор, а может, и нет. Из какой она десятки? Третьей? Четвертой? Не дай Боже, пятой? Впрочем, неважно.
Внезапно стало слишком легко идти. Мечница огляделась: она вышла на прилично вытоптанную дорожку, от которой так и несло йома.
– Войти в логово врага с парадного входа – что может быть оскорбительней? – и продолжила свой путь по ней. Пройдя метров десять, аккуратно сошла с тропы и остановилась за толстым стволом росшего возле неё деревом.
Из-за поворота появилось двое мужчин:
– … да нет здесь никого! Ему показалось.
– Эти ведьмы хитрые, так что заткнись, услышит еще.
– Да плевать! Я ей руки поот…ры…ва…
Супербиа стряхнула с меча кровь, брезгливо пнула свежеотрубленную голову йома:
– Тайком подобраться не получилось. Придется как всегда, – и с безумным от предвкушения битвы лицом помчалась вперед с клеймором наперевес.

Сознание Базилики то и дело ускользало от неё. Удивляться было нечему: пришпиленное к стене десятком игл в два пальца толщиной потеряло много крови, но тридцать пятая упорно подавляла йоки, чтобы не пробудиться ненароком, и пыталась додуматься, кого черта здесь вообще происходит. Ведь её не убили, а взяли живьем, после чего методично пытались подтолкнуть на грань пробуждения. Такое поведение было странным. Еще более странным было то, что руководил всем пробудившийся мужчина. Мужчина! Пробудившийся! Последнего из них, насколько она знала, уничтожили около двух веков назад.
«Думай! Думай, откуда у этого растут ноги, а не о дырках в своем теле! Думай!»
Стоп. Два века назад. Раньше. Три века. Нет, еще, еще раньше! Четыре века назад.
Сердце девушки гулко ударилось о ребра. Были прецеденты захвата воительниц живыми с целью превращения в пробудившихся. Четыре века назад, перед Северной Войной. Тогда это устроили Порождения Бездны, затеяв передел владений, незадолго до того, как их, Порождений, уничтожили. Незадолго до возникновения Специального Подразделения «Клеймор» в том виде, в котором оно существует сейчас, и объединения всех земель под властью Вонголы, ставшей королевской семьей, под чьим подчинением формально находилось Специальное Подразделение.
«Кто? Кто и зачем повторяет этот трюк?»
Кто этот мужчина, собирающийся проткнуть её очередной иглой, с хладнокровным интересом наблюдающий, как она истекает кровью? Чёрными блестящими глазами.
– Пробуждайся, милая, иначе умрешь. Жалко будет, если такая красота пропадет.
Черными блестящими ледяными глазами.
– Мне ведь действительно претит пытать хрупкую девушку. Но нужно, раз ты сама не хочешь.
Он взвесил в руке иглу и… странно улыбнулся.
Она пришла. Кто бы мог подумать, что пришлют именно её? Сколько воспоминаний…
Мужчина томно прикрыл глаза.
– Всё-таки простые йома довольно бесполезны, так что пробуждайся скорее. Хоть ты и тридцать пятая, но определенный потенциал у тебя есть, – он поднялся с пола, повел плечами. – Пробуждайся, Базилика. А я пока встречу нашу гостью.
Повернув голову к выходу, он рассеянно почесал затылок:
– Упс, не успел.
Шорох из коридора, и…
– Здравствуй, Супербиа. Вижу, ты меня не забыла.

Когда пробудившийся отклонил предплечьем её меч, Супербиа отскочила в сторону, а затем её лицо исказилось шоком узнавания.
Волосы у него были темные, глаза тоже, но лицо совсем не изменилось.
– Ты… Ты! Как вообще!.. Почему ты жив?! Я же собственными руками!..
– Я выжил чудом и теперь немного разочарован: ты не заметила, что я дышу, и не добила меня.
Супербиа шумно втянула в себя воздух. Она хотела не верить своим глазам, но те никогда её не подводили. Перед ней стоял Тир собственной персоной, живой и пробудившийся. «Надо было порубить его труп в фарш», – зло подумала она. Её взгляд метнулся к стене за его спиной. Там висела распятая и израненная тридцать пятая. Тоже живая и, к счастью, не пробудившаяся. «Живая. И еще человек. Есть за что похвалить. Но…»
– Ты выжил. Хреново, но поправимо. Только зачем ты пытаешься пробудить эту никчемную девчонку?
– О, заметила. Ты всё такая же наблюдательная, Супербиа. Не волнуйся, я обязательно тебе всё расскажу, – он растянул рот в милой улыбке, – когда изобью тебя до полусмерти, заставлю пробудиться и подчиниться мне, номер двенадцать.
– Захлопни пасть, бывший номер пять, побежденный бывшим номером восемь, – рыкнула Супербиа и с нечеловеческой скоростью переместилась к нему за спину, обрубая толстые иглы между телом Базилики и стеной, подхватив её и метнувшись в сторону выхода. Туда, где она находилась долю мгновения назад, воткнулся сноп таких же игл.
– Кажется, тогда ты сумела прирастить левую кисть? Поздравляю. Но я не дам вам уйти, сама понимаешь.
«Чёрт, – Супербиа лихорадочно выдергивала обрубки шипов из конечностей тридцать пятого номера. – Куда этой девчонке было справиться с ним! Чёрт! Чёрт! Нельзя допустить, чтобы он выполз наружу: город слишком близко… Чёрт!»
Под ливнем шипов пришлось отпрыгнуть в тоннель. Вытащив большую половину игл, Супербиа буркнула полубессознательной Базилике что-то в духе «Дальше – сама!» и со всей силы зашвырнула её как можно ближе к выходу и как можно дальше от будущего поля битвы, не задумавшись, как бы падение не навредило девушке ещё больше. «Ничего, она, вроде, оборонительного типа. Выживет». И повернулась к Тиру:
– Мусор. Я, кажется, не расслышала: ты намекнул, что я собралась удирать?..
– В твоем положении это был бы лучший выход. Твоя способность читать фехтовальные техники и твое мастерство – самые высокие в Подразделении. Но, знаешь ли, – Супербию непроизвольно передернуло от йоки, испускаемой его телом, – против пробудившего это немного бесполезно…
– Проверим. Вррааааааай!

Холодно. Темно. Больно. В ушах шумит. Немного сыро. Легкий ветер.
Земля трясется. Почему?.. Шум… Нет, всё-таки не в ушах.

Базилика резко открыла глаза.
– Я… жива?..
Она лежала на спине, из её живота торчало два обрубка игл, еще один – из бедра. Она с силой подняла руку и, кривясь от боли, выдернула из живота шип. Потом другой. «Кажется, жизненно важные органы не задеты…»
Теперь – из бедра.
Тоннель сотрясло еще раз. Базилика попыталась сосредоточиться на регенерации, но вдруг вспомнила:
– Госпожа Супербиа?.. Там же была Супербиа?.. Она…
Грохот, перекрывающий неповторимый вопль двенадцатого номера.
– А… Она отбросила меня, чтобы не мешалась под ногами… – Базилика перевернулась на живот, закусив губу. – Тогда… я должна доползти до выхода, регенерировать и…
«И что?» Что она вообще может сделать для Супербии, в одиночку сражающейся с пробудившимся? Она, тридцать пятая? Не мешаться под ногами. А еще лучше – добраться до города и вызвать кого-нибудь из первой десятки. Ну почему, почему они прислали всего одну воительницу?
Базилика заставляла себя ползти. Раны затягивались медленно, а йоки использовать в таком состоянии было опасно.
«Нет… Должны были же прислать кого-то еще!»
Она принялась прощупывать окрестности на предмет наличия другой клеймор. И не зря. «Есть! Одна есть. Не очень сильная, но… знакомая? Знакомая! Черт, ну почему она?!» Базилика почувствовала в городе номер двадцать девятый, Орегано. Тридцать пятая ударила кулаком по полу и заплакала.

Ночью Такеши не сомкнул глаз. С тех пор, как ушла Супербиа, его одолевало беспокойство. В неверном свете луны он мерил шагами комнату и, как мантру, повторял: «Всё будет в порядке. Супербиа обещала, что не умрет. Она вернется, и мы вместе уедем…»
Под утро ему удалось немного поспать. После он, сонный, вышел на улицу проветриться и найти трактир, чтобы позавтракать. Земля под ногами едва ощутимо покачивалась – землетрясение? Почему-то в памяти всплыла самоуверенная ухмылка Супербии.
Краем глаза он заметил знакомый светлый плащ и с замершим от облегчения сердцем обернулся:
– Супер…биа… – улыбка его погасла. Это была другая воительница, не его спутница. Спокойное лицо, светлые волосы, аккуратно собранные на затылке.
Она его услышала:
– Супербиа?
– Простите, обознался. Думал, она вернулась. Вы ведь её соратница?
– Так ты её знаешь? Эта сумасшедшая в одиночку ушла в гнездо йома, ничего не разведав? – незнакомая мечница буквально вцепилась в него взглядом. – Отвечай, юноша!
– Д-да, она ушла вчера. С ней, – мальчишка сжал кулаки, – что-то случилось?
Женщина прикрыла веки, виновато улыбнулась и положила руку ему на плечо.
– Не знаю, юноша. Но где-то на горе я чувствую сильную ауру йома, – внезапно она нахмурилась. – Исчезло? Как такое может быть?
– Землетрясение тоже прекратилось, – недоуменно заметил Такеши.
– Что-то мне подсказывает, что это взаимосвязано.
– Вы ведь сейчас пойдете туда, где Супербиа?
Воительница с теплой улыбкой кивнула:
– Она ведь тебе очень дорога, да?
К щекам Такеши прилила кровь, но он ответил, решительно вздернув подбородок и глядя в глаза:
– Да. Я жив только благодаря ей.
– Как твое имя?
– Такеши.
– Меня зовут Орегано. Где-то там, – она обратила свой взор на покрытую соснами громаду, – меня ждет человек, которой очень дорог мне. Хочешь пойти со мной? Супербиа тоже там.
– Еще бы!
– Тогда хватайся, – Орегано прижала его к груди. Это смущало. – Только сильнее. И не отпускай. Извини, но это единственный способ: ты не сможешь бежать так же быстро, как я.
Мальчишка зажмурился и крепко обхватил её руками. В то же мгновение Орегано оттолкнулась от пыльной дороги.

«Добралась», – усталая мысль промелькнула на краю сознания. Базилика попыталась встать на ноги, но её сил пока явно недоставало даже на это.
– Госпожа Супербиа…
Грохот внизу прекратился несколько минут назад, еще раньше где-то в глубине обрушился тоннель. Базилика закрыла глаза и начала понемногу выпускать йоки, чтобы ускорить регенерацию. «По крупице, понемногу, медленно, аккуратно…» Но в тоннеле снова что-то громыхнуло. «Не обращай внимания… Залечивай раны. Иначе даже убежать не сможешь, если что».
Почти рядом с выходом закашлялись и красочно выругались. Базилика кое-как приняла вертикальное положение, держась рукой за скалу, и заулыбалась. Из тоннеля вывалилась потрепанная Супербиа.
– Я так рада, госпожа Супербиа, я так рада…
Но то схватила её за грудки:
– Заткнись, идиотка. Ты что, не чувствовала, кто здесь засел? Не верю. Захотелось бесславно умереть? Отвечай! – она не слишком ласково отвесила Базилике оплеуху.
– Простите, госпожа Супербиа, простите, простите, простите…
– Тьфу, – тридцать пятую отпустили, и она снова сползла вниз. Двенадцатая приземлилась рядом.
– Скажите, откуда взялся пробудившийся мужчина?..
Супербиа ответила, не взглянув на соратницу:
– Это был Тир. Слышала о таком? Лет сорок назад у нашего начальства закололо шило в заднице, и они решили еще раз попробовать создать мужчин-клейморов. Результаты не разочаровали, более того, были великолепные. Но, к несчастью, – горькая усмешка, – большинство из них пробудилось в первые несколько лет службы, и их всех уничтожили. Остался только Тир, который сражался, почти не расходуя йоки. Он полагался на собственную скорость реакции, физические возможности и свою великолепную фехтовальную технику. В конце концов, он стал пятым номером. А потом я победила его и отдала пятый номер более достойной его воительнице.
– Ксантиппе, да? – тихо спросила Базилика.
Супербиа кивнула:
– Дальше, я полагаю, ты знаешь? А этот ублюдок забыл, что сила первой десятки у меня не только осталась, но и возросла. Только не пойму, зачем ему нужны были другие пробудившиеся?
Базилика поморщилась: раны не зажили до конца:
– Помните Северную Войну, Супербиа?
– Северная Война? Хмм… да. Тогда всё ясно. Захотел себе личную армию. Не смог даже сдохнуть достойно.
Молчание.
– Госпожа Супербиа?
– Что?
– К нам гости.
Базилика улыбалась. Через несколько минут перед ними предстала соратница вместе с не знакомым тридцать пятой мальчишкой.
– Орегано.
– Базилика.
– Пойдем, Базилика? – Орегано протянула подруге руку, и в этом жесте было столько радости и нежности, сколько не каждое объятие сможет выразить.
– Да, Орегано.
Такеши же, увидев довольно плачевное состояние Супербии, не смог сдержаться и бросился к ней на шею.
– Только не вздумай зарыдать, мелкий. И отлипни уже, – она пыталась сдержать улыбку, ероша жесткие мальчишечьи волосы. – Я говорила, что ни за что не умру.

Потом было возвращение в город, радость градоправителя от возвращения Базилики, благодарность жителей, прощание с Орегано, которой велели остаться еще на несколько дней, пока Базилика не восстановится окончательно, и снова – поезд, снова – вместе. Такеши наотрез отказался расставаться с Супербией, а она почему-то не стала его заставлять.
За окном неспешно проплывал мимо пейзаж, мечницу странно клонило в сон.
– Супербиа.
– А?
Мальчишка сверлил её карими глазищами несколько секунд, затем поклонился и…
– Возьмименявученики!
– Чего?
– Возьми меня в ученики!
– Зачем это?
– Мне нужно стать сильнее, – «чтобы я смог защищать тебя».
– Не струсишь, мелкий? Я ведь не умею учить. Зарублю на месте, и всё.
– Нет.
Сначала Супербиа боролась с собой, но потом махнула рукой и расхохоталась, пугая немногочисленных пассажиров.
– Я серьезно! – мальчишка покраснел.
– Вижу. Я… подумаю над этим.
«Надо будет раздобыть пацану приличный меч», – лениво подумала она, погружаясь в дремоту. Пробудившегося завалила, устала, конечно.
Такеши воспользовался этим и украдкой коснулся её челки.
«Я стану настолько сильным, чтобы ты смогла мной гордиться. Вот увидишь».
А колеса все стучали и стучали, поезд уносил их всё дальше и дальше от города Рокут, где бывший номер пять Тир упокоился под достойным его надгробием.

@темы: iNet, R-Hot, KHR!, Claymore, "арт", чушня, фанфикшн, типа праздник и все такое, графомань

URL
Комментарии
2011-05-07 в 23:04 

Его дружек встал и мерзко захихикал. ಠ_ಠ
фик не читала, так как не поклонница данных фэндомов, но Сквало ничего так получился ))
кстати..как там с моим древним заказом? :DD

2011-05-07 в 23:35 

паб имени (петли) Линча и прочих радостей
Холост и безнадёжен.© All you need is Love © [раньше я был F.grass_hoper]
Волчья Бабочка Ши, хорошо ))
последнее, что более-менее похоже на Ноблесс, это скетчик Тао xD

URL
2011-05-07 в 23:45 

Волчья Бабочка Ши
Его дружек встал и мерзко захихикал. ಠ_ಠ
F.grass_hoper ну Тао тоже гуд Х)) хоть что-то

2011-05-09 в 18:23 

Jan Tarr
Wie ein Phoenix aus der Asche Werd ich auferstehen!
Воистину воскрес и уже несколько раз :3

Интересно-читаемо, хотя я не могу получить полный спектр удовольствия от прочтения, ибо знакомство только с одним из фандомов налагает свой отпечаток)

2011-05-09 в 21:09 

паб имени (петли) Линча и прочих радостей
Холост и безнадёжен.© All you need is Love © [раньше я был F.grass_hoper]
Jan Tarr, он исправно воскресает уже много лет подряд :З

Очень, очень рада если так. А знакомство с каким из?

URL
2011-05-09 в 22:09 

Jan Tarr
Wie ein Phoenix aus der Asche Werd ich auferstehen!
Клеймор. Ну да и от Реборна 5 первых глав)

2011-05-09 в 22:46 

паб имени (петли) Линча и прочих радостей
Холост и безнадёжен.© All you need is Love © [раньше я был F.grass_hoper]
Ура! Еще один человек, читающий Клеймор! Первые главы Реборна самые веселые :alles:

URL
   

The rocky road to Dublin

главная